Кто субъект доказывания и на ком лежит обязанность доказывания по делу о подделке денег?

Вопрос № 46.Субъекты доказывания. Обязанность доказывания

Кто субъект доказывания и на ком лежит обязанность доказывания по делу о подделке денег?

Субъекты доказывания – это органы и лица, играющие в доказывании не разовую или эпизодическую, а постоянную, длительную роль (хотя бы в пределах одной стадии процесса), то есть: а) осуществляющие доказывание (собирание, проверка, исследование, оценка доказательств) и ответственные за него, б) имеющие право на активное и продолжительное участие в процессе доказывания для отстаивания своих или представляемых интересов, охраняемых законом.

Остальные субъекты процессуальных прав и обязанностей (не субъекты доказывания) могут играть в доказывании вспомогательную или эпизодическую роль, не обладая при этом собственным процессуальным интересом.

Это: лица, играющие вспомогательно-техническую роль в доказывании (перевод, ведение протокола, оказание технической помощи следователю в изъятии вещественных доказательств, удостоверение протоколов); лица, являющиеся источниками сведений о фактах (доказательствах), ими воспринятых или установленных на основе специальных познаний; органы и лица, к которым обращены разовые процессуальные требования следователя, прокурора, суда, направленные на получение доказательств, или которые осуществляют разовое же представление их по своей инициативе.

К субъектам доказывания следует в первую очередь отнести государственные органы, ответственные за уголовное дело на каждой стадии уголовного процесса.

Будучи представителями государственного, публичного интереса в доказывании, они в пределах каждой стадии процесса ответственны за достижение его целей.

Как представляющие публичный интерес в доказывании, они наделяются властными полномочиями.

К ним например относятся как следователь, дознаватель, начальник следственного отдела, прокурор, суд.

Субъектами доказывания II группы могут быть как государственные органы (прокурор в суде, гражданский истец и гражданский ответчик-юридические лица), так и граждане (их представители), отстаивающие в уголовном деле соответственно государственный или собственный (представляемый) законный интерес, а равно представители общественности (общественный обвинитель и общественный защитник).

Субъекты доказывания II группы не несут непосредственной и основной ответственности за исследование обстоятельств дела и достижение задач доказывания на данной стадии процесса, хотя их процессуальная деятельность способствует этому; Они не могут реализовать свою правоспособность в области доказывания без решения органа, ответственного за дело.

Бремя доказывания (обязанность доказывания) указывает не только того участника уголовного судопроизводства, который несет процессуальную обязанность подтвердить доказательствами свое утверждение, но и на то, что участник судопроизводства, не выполнявший эту обязанность, несет все негативные последствия (бремя) от невыполненной или ненадлежащим образом выполненной обязанности.

Понятие “обязанность доказывания” употребляется в уголовном процессе в двух значениях:

1) обязанность доказывания как обязанность осуществления деятельности по доказыванию, т.е. обязанность собирать, проверять и оценивать доказательства. В этом смысле обязанность доказывания – это составная часть полномочий органов и должностных лиц, ведущих судопроизводство и имеющих право в результате доказывания принять то или иное решение;

2) однако главный смысл понятия “обязанность доказывания” в уголовном процессе состоит в ответе на вопрос, на ком лежит обязанность доказывать виновность обвиняемого.

Очевидно, что эта обязанность лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен, т.е. на обвинителе (государственном, частном). Такое понимание “обязанности доказывания” вытекает из принципа презумпции невиновности.

Из него следуют правила, которыми надлежит руководствоваться в доказательственной деятельности. А именно:

1) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Это означает, что обвиняемый не несет ни юридической, ни фактической (в смысле неблагоприятных последствий) обязанности представлять доказательства в подтверждение своей невиновности.

Решение суда о виновности обвиняемого не может основываться на том, что обвиняемый не смог опровергнуть обвинение, или не представил доказательства, подтверждающие благоприятные для него обстоятельства, или вообще отказался давать показания.

2) на обвиняемого не может быть возложена обязанность подтвердить свои показания доказательствами или указывать для объяснения своих поступков на определенные доказательства.

Объяснения обвиняемого и указанные им доказательства, если они имеют значение для дела, должны быть проверены следователем, судом.

Объяснения обвиняемого могут быть отвергнуты, но не потому, что обвиняемый не привел доказательств в их подтверждение, а потому, что органы, ведущие процесс, проверив объяснения обвиняемого, доказали, что они ложные, необоснованные .

В УПК суд должен оказывать помощь подсудимому, его защитнику, законному представителю в получении доказательств, если они на них ссылаются в подтверждение невиновности или меньшей вины подсудимого, но представление этих доказательств для них затруднительно или они не смогли представить доказательство своевременно ;

3) представление доказательств невиновности обвиняемого не может быть возложено и на его защитника.

Тот факт, что, отрицая предъявленное обвинение, защитник не представил доказательств, которые бы опровергли обвинение, не может сам по себе рассматриваться как доказательство, подтверждающее вину обвиняемого, или иным путем повлечь за собой неблагоприятные для подсудимого последствия. Защитнику достаточно породить у суда сомнение в доказанности стороной обвинения вины обвиняемого.

Если эти сомнения неустранимы, они толкуются в пользу обвиняемого.

Если обвинение не основывается на бесспорных доказательствах, вызывает сомнения, подсудимый не может быть признан виновным, так как вывод о вине в этом случае носит только предположительный характер, а признание лица виновным на основе предположительного вывода о виновности недопустимо;

4) в УПК появился еще один аспект понимания обязанности доказывания применительно к обоснованию ходатайства об исключении доказательств.

Здесь распределение бремени доказывания проведено следующим образом: если сторона защиты заявляет ходатайство об исключении доказательства, представленного обвинением, на том основании что оно получено с нарушением закона (например, при допросе подозреваемого на него было оказано физическое или психическое насилие), то бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре.

Источник: //studopedia.org/8-177600.html

§ 10. Субъекты доказывания и обязанность (бремя) доказывания

Кто субъект доказывания и на ком лежит обязанность доказывания по делу о подделке денег?

Всеучастники уголовного процесса принимаютто или иное участие в доказывании, нохарактер и формы этой деятельностиразличны. Поэтому не всех участниковуголовного процесса можно отнести ксубъектам доказывания. Скажем, свидетель,безусловно, участвует в доказывании,когда дает показания, но к субъектамдоказывания он не относится.

Поскольку,как было показано выше, доказываниесостоит из собирания, проверки(исследования) и оценки доказательств(доказывание = собирание + проверка(исследование) + оценка доказательств),будучи при этом делимым,то понятие субъекта доказыванияопределяется по следующей формуле:субъект доказывания = субъект собираниядоказательств + субъект проверкидоказательств + субъект оценкидоказательств. Иначе говоря, для тогочтобы считаться субъектом доказывания,необходимо иметь право осуществлятьпо крайней мере один из элементовдоказывания, хотя в большинстве случаевсубъекты доказывания осуществляют всетри входящих в доказывание элемента вих совокупности.

Ктовправе собирать доказательства, т.е.совершать следственные действия,принимать решения о приобщении материалов,представленных сторонами, и направлятьзапросы об истребовании документов?Кто вправе проверять доказательстваспособами, установленными в ст.

87УПК РФ, а также исследовать в ходесудебного разбирательства доказательства,собранные в ходе предварительногорасследования, принимая решения обоглашении протоколов, показаний и т.п.

?Кто вправе осуществлять юридическизначимую оценку доказательств, принимаяна ее основе процессуальные решения иотражая результаты этой оценки в ихмотивировочной части? Ответ на данныевопросы затруднений не вызывает: вовсех случаях речь идет о лицах, ведущихпроизводство по уголовному делу, т.е.

дознавателе,следователеи суде.Они, безусловно, являются субъектамидоказывания, поскольку осуществляютсобирание, проверку и оценку доказательств,причем обязаны это делать всесторонне,полно и объективно.

Несколькосложнее ответить на вопрос о том,относится ли по действующемузаконодательству к субъектам доказыванияпрокурор.В момент принятия УПКРФ прокурор занимал основное положениена предварительном расследовании.

Онне только надзирал за процессуальнойдеятельностью органов дознания и органовпредварительного следствия, в частностидавал согласие на возбуждение уголовногодела дознавателю и следователю, но иимел право самостоятельно возбудитьуголовное дело, а также, что для насздесь самое важное, самостоятельнособирать доказательства по любомууголовному делу путем производстваотдельных следственных действий илипринятия к своему производству дела вполном объеме. Иначе говоря, прокуроротносился к числу полноценных субъектовдоказывания (ч.1 ст. 86,ст.87УПК РФ и др.). Однако Федеральный законот 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ изменил процессуальноеположение прокурора на предварительномрасследовании. Он был лишен не толькоправа давать согласие дознавателю илиследователю на возбуждение уголовногодела, а также самостоятельно возбуждатьуголовное дело и принимать его к своемупроизводству, но и лично проводитьследственные и иные процессуальныедействия. Тем самым прокурор ныне лишенполномочий самостоятельно собиратьдоказательства.При этом прокурор по-прежнему утверждаетобвинительное заключение и принимаетиные процессуальные решения, требующиеофициальной оценки доказательств, т.е.он продолжает оставаться субъектомоценки доказательств.Таким образом, прокурора можно считатьсубъектом доказывания лишь в частиоценки доказательств, а также тех формпроверки доказательств, которые примыкаютк их оценке (сопоставление с другимидоказательствами, установление источникови т.п.), но не в части собирания доказательств.

Примернота же самая логика действует в отношениируководителяследственного органаи начальникаподразделения дознания.

Осуществляя ведомственный процессуальныйконтроль за следователем и дознавателем,они принимают юридически значимыерешения (об отмене незаконных постановлений,о даче согласия на возбуждение передсудом ходатайства о мере пресечения идр.

), для чего обязаны производитьофициальную оценку доказательств.Однако самостоятельно собиратьдоказательства они не вправе. Если жеруководитель следственного органа иначальник подразделения дознанияполностью принимают уголовное дело ксвоему производству (ч.2 ст. 39и ч.

2 ст. 40.1УПК РФ), то в процессуальном смыслестановятся соответственно следователеми дознавателем, переставая быть дляданного уголовного дела “руководителем”и “начальником”.

Врамках существующей в российскомуголовном процессе конструкциидоказывания, характерной для всехконтинентальных правопорядков, ниобвиняемый (подозреваемый), ни потерпевший,ни иные частные лица, а также те участникиуголовного судопроизводства, которыеоказывают им профессиональную юридическуюпомощь, к числу субъектов доказыванияне относятся.

Это в полной мере касаетсяи защитника.Вопреки утверждениям, содержащимся вч.3 ст.

86УПК РФ (“защитник вправе собиратьдоказательства”), защитник, как идругие упомянутые выше участникиуголовного судопроизводства, не вправепроизводить следственные действия,решать вопрос о приобщении различныхматериалов к уголовному делу в качестведоказательств, принимать юридическизначимые решения (в том числе по существууголовного дела), требующие официальнойи мотивированной оценки доказательств,и т.д. Тем самым он не собирает, непроверяет и не оценивает доказательствав процессуальном смысле. Иначе говоря,защитник не наделен властными полномочиями,без чего доказывание в уголовном процессеневозможно. Защитник наряду с обвиняемым(подозреваемым), потерпевшим и др. лишьсобирает и представляет “письменныедокументы и предметы для приобщения ихк уголовному делу в качестве доказательств”(ч.2 ст. 86УПК РФ), для чего обращается с ходатайствомк лицу, ведущему производство по делу,который и принимает соответствующеерешение. Можно говорить об участиизащитника (как и обвиняемого, потерпевшего,представителя последнего и др.) вдоказываниипо уголовному делу,но не о том, что он является субъектомдоказывания. Указанный подход связанеще и с тем, что российский уголовныйпроцесс, как и остальные континентальныеуголовно-процессуальные системы(французская, германская, швейцарскаяи др.), отвергает так называемое”параллельное расследование защиты”,которое пытаются развивать представителианглосаксонской уголовно-процессуальнойсемьи .

——————————–

Впрочем, и там оно в большей степениявляется мифом, поскольку, как ужеотмечалось, защита ни в одной стране невправе ограничивать конституционныеправа личности и применять различныемеры процессуального принуждения (этопрерогатива публичных властей), безчего ни о каком эффективном расследованиив современных условиях говорить неприходится.

//www.youtube.com/watch?v=AocYhG2RSUY\u0026list=PLd16MNw33FYzdFpdBB-pO4Kj7VSpX9Ub9

Квопросу о субъектах доказывания теснопримыкает проблема так называемогобременидоказывания (onus probandi).На ком лежит бремя доказывания? Иначеговоря, кто обязан доказать всеобстоятельства, входящие в предметдоказывания?

Хрестоматийнаяуголовно-процессуальная формула,отраженная в ч.2 ст. 14УПК РФ, гласит, что “бремя доказыванияобвинения и опровержения доводов,приводимых в защиту подозреваемого илиобвиняемого, лежит на стороне обвинения”.В то же время данная формула при всейсвоей уголовно-процессуальной очевидностинуждается в определенных уточнениях.

Онабезоговорочно верна только применительнок тем правопорядкам, которые полностьюотрицают принцип объективной (материальной)истины вместе с активной ролью суда вдоказывании по уголовным делам ипричисляют органы расследованияисключительно к стороне обвинения, невозлагая на них обязанности всестороннего,полного и объективного расследованияобстоятельств уголовного дела. Понятно,что речь идет об англосаксонскихуголовно-процессуальных системах(Англия, США и др.). Здесь бремя доказываниядействительно лежит по общему правилуна обвинении,хотя логика чистой состязательностинеизбежно приводит к тому, что в некоторыхслучаях бремя доказывания переходитна защиту по принципу reusin excepiendo fit actor(лат.“при выдвижении возражений ответчикстановится истцом”), характерномудля гражданского процесса.

Применительнок континентальным уголовно-процессуальнымсистемам приведенную формулу следуетпонимать иначе: здесь бремя доказываниялежит на государственныхорганах, осуществляющих производствопо уголовному делу,т.е.

на дознавателе, следователе, прокурореи суде, которые обязаны во всех случаяхсобирать, проверять и оцениватьдоказательства всесторонне, полно иобъективно.

Понятно, что такой подходобусловлен приверженностью принципуматериальной (объективной) истины,активной ролью в доказывании суда иотказом рассматривать органы следствия,дознания и прокурора в качестве лишь”стороны”, действующей исключительнов интересах обвинения.

Российскийуголовный процесс, невзирая на давноведущуюся теоретическую полемику вокругпринципа объективной (материальной)истины , придерживается континентальногоподхода, поэтому возлагает обязанностьдоказать обстоятельства, входящие впредмет доказывания, т.е. бремядоказывания,на дознавателя, следователя, прокурораи суд (ст.ст. 85,86и др. УПК РФ).

——————————–

См. подробнее §3 настоящей главы.

Вто же время бремя доказывания ни прикаких обстоятельствах неможет быть переложено на сторону защиты.Это важнейшее положение закреплено вч.2 ст. 14УПК РФ, которая гласит, что “подозреваемыйили обвиняемый не обязан доказыватьсвою невиновность”.

Строго говоря,следующий за этими словами тезис о том,что “бремя доказывания лежит наобвинении” следует понимать в рамкахроссийского уголовного процесса не вплане утверждения (дескать, бремядоказывания лежит на некоей “стороне”обвинения), а в плане отрицания: бремядоказывания может лежать на любыхгосударственных органах, включая суд,но только не на стороне защиты. Следуеттакже обратить внимание на то, что вотличие от многих западныхуголовно-процессуальных систем в Россиизапрет перелагать бремя доказыванияна сторону защиты является абсолютными не знающим никаких (даже локальных)исключений.

Источник: //studfile.net/preview/6704970/page:65/

Вопрос 2. Субъекты доказывания в уголовном процессе

Кто субъект доказывания и на ком лежит обязанность доказывания по делу о подделке денег?

Под доказыванием в уголовном процессе понимается осуществляемая в установленном законом порядке деятельность суда (судьи), прокурора, следователя, дознавателя, при участии иных субъектов уголовного процесса, по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью достоверного установления истины по уголовному делу, а также для выполнения целей уголовного судопроизводства.

Отсюда следует, что обязанность доказывания в уголовном процессе – это долг суда (судьи), прокурора, следователя, дознавателя.

В соответствии с законом все субъекты доказывания можно условно разделить на три группы:

1. Государственные органы и должностные лица, обязанные собирать, проверять и оценивать доказательства.

2. Лица, имеющие право участвовать в доказывании определенных обстоятельств дела.

3. Защитник.

К первой группе субъектов относятся: суд (судья); прокурор; следователь; начальник следственного отдела; дознаватель; орган дознания.

Каждый из перечисленных субъектов осуществляет доказывание в пределах своей компетенции.

//www.youtube.com/watch?v=6tDDNkzADWY\u0026list=PLd16MNw33FYzdFpdBB-pO4Kj7VSpX9Ub9

Суд необходимо считать субъектом доказывания, когда он исследует обстоятельства дела. Но когда речь идет о доказывании виновности, суд нельзя считать субъектом доказывания, иначе он в таком случае утрачивает функцию разрешения дела. Это приводит к утрате одного из важнейших принципов уголовного процесса – принципа состязательности.

Следователь, предъявив обвинение лицу и собрав доказательства его виновности – осуществляет доказывание. Признав, виновность обвиняемого установленной в полной мере, следователь составляет обвинительное заключение и направляет уголовное дело прокурору (ст. 220 УПК).

Дознаватель, собрав доказательства по уголовному делу, составляет обвинительный акт, утверждает его у начальника органа дознания и вместе с материалами уголовного дела направляет прокурору (ст.225 УПК).

Прокурор, согласившись с обвинительным заключением или обвинительным актом, направляет дело в суд (ст. 221, 226 УПК), а затем в судебном заседании доказывает правильность выводов следователя (дознавателя), поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.

Вторую группу составляют: подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Для них участие в доказывании составляет право, а не обязанность. Они вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств.

Подозреваемый, обвиняемый вправе собирать доказательства в свою защиту, а вправе этого и не делать, поскольку независимо от занятой им позиции, правоохранительные органы сами обязаны выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие его ответственность обстоятельства. Перелагать обязанность доказывания на обвиняемого закон запрещает.

Остальные участники уголовного процесса также имеют право принимать участие в доказывании, используя в качестве метода доказывания истребование и представление предметов и письменных документов.

Право перечисленных лиц участвовать в доказывании дополнительно закреплено в статьях УПК, регламентирующих их процессуальные права и обязанности и не может быть никем ограничено.

Защитник имеет право собирать доказательства методами получения предметов, документов, сведений, опроса лиц (ч.3 ст. 86 УПК).

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство возлагает обязанность доказывания на должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу.

Участники уголовного процесса имеют право принимать участие в доказывании, используя в качестве метода доказывания истребование и представление предметов и письменных документов для приобщения к уголовному делу в качестве доказательства.

Вопрос 3. Характеристика видов доказательств.

Показания подозреваемого, обвиняемого

Показания подозреваемого – сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями статей 187-190 (ст.76 УПК).

Таким образом, как самостоятельный источник доказательства, эти сведения могут быть получены только при проведении таких следственных действий, как допрос.

Предметом показанийподозреваемого могут быть любые обстоятельства из числа предусмотренных ст. 73 УПК РФ включая и его взаимоотношения с другими участниками процесса, свидетелями и т.д.

Условием допустимости показаний подозреваемого является фиксация в протоколе допроса факта разъяснения ему его прав.

Показания подозреваемого, которому перед допросом не были разъяснены положения статьи 51 Конституции РФ, в соответствии с п.18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.

№8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия, судом признаются «полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого», т.е. в соответствии с п.3 ч.

2 ст.75 УПК признаются недопустимыми.

По своей процессуальной природе показания подозреваемого близки к показаниям обвиняемого, отличаясь тем, что подозреваемому еще не предъявлено обвинение, в котором четко формируется инкриминируемое ему преступление.

Поскольку подозреваемому в общих чертах сообщается в совершении какого преступления он подозревается, то и показания его обычно не содержат такой детализации, конкретного изложения фактов и аргументов, как это имеет место в показаниях обвиняемого.

Показания обвиняемого – сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу в соответствии с требованиями статей 173, 174, 187-190 и 275 УПК.

Обвиняемый не несет ответственности за дачу заведомо ложных показаний, если это не связано с заведомо ложным обвинением другого лица в совершении преступления.

Отказ обвиняемого от дачи показаний и дача заведомо ложных показаний не могут также оцениваться как обстоятельства, отрицательно характеризующие его личность.

Обвиняемый вправе не ограничиваться показаниями только по поводу предъявленного ему обвинения. Он вправе давать показания о любых обстоятельствах, перечисленных в ст.73 УПК, а также об иных обстоятельствах, если считает, что они имеют значение для дела.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство рассматривает признание обвиняемым своей вины как рядовое доказательство, требующее подтверждения иными доказательствами. В связи с этим в ч.2 ст.

77 УПК РФ специально указывается на то, что “признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств”.

Игнорирование этого требования, как правило, приводит к необоснованному привлечению лица в качестве обвиняемого и незаконному осуждению.

В практике известно немало случаев самооговора, вызванного самыми различными причинами: психическое заболевание; стремление освободить от уголовной ответственности близкого человека; незаконные методы ведения дознания, предварительного и судебного следствия; желание скрыть совершение другого более тяжкого преступления и т.п. Наконец, в показаниях обвиняемого, признающего себя виновным, возможны ошибки, возникшие вследствие слабости памяти, неблагоприятных условий восприятия или в результате волнения, которое испытал обвиняемый в момент совершения преступления.

Источник: //studopedia.su/8_24884_vopros--sub-ekti-dokazivaniya-v-ugolovnom-protsesse.html

Субъекты доказывания. Обязанность доказывания

Кто субъект доказывания и на ком лежит обязанность доказывания по делу о подделке денег?

Под субъектами доказывания понимаются те участники процесса, которые выполняют функцию уголовного преследования или защиты и участвуют в доказывании на всем его протяжении, играя более или менее активную роль в собирании, проверке и оценке доказательств. Таких субъектов немало. К ним следует отнести всех участников процесса как на стороне обвинения, так и на стороне защиты (п. 45—47 ст. 5 УПК).

Многообразие субъектов доказывания требует их классификации. Она позволяет глубже уяснить их роль в доказывании. Исходная классификация дана законодателем в гл. 7 и 8 УПК, регламентирующих статус каждого участника, причисленного к стороне обвинения или стороне защиты.

В то же время субъектов доказывания можно подразделить на группы, исходя из их ответственности за достижение цели доказывания и распределения обязанности доказывания.

С учетом этого в особую группу следует выделить органы государства, несущие ответственность за достижение конечных целей доказывания.

Это орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор.

Руководствуясь принципом публичности, они: а) представляют государственные интересы; б) несут ответственность за соблюдение законности; в) осуществляют правоприменительную деятельность; г) несут обязанность доказывания.

Определяя содержание возложенной на них обязанности доказывания, следует учесть, что сущность доказывания, как об этом говорилось выше, трактуется двояко, поэтому можно говорить о двоякой трактовке обязанности доказывания: 1) как обязанности всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела; 2) как обязанности обосновать выдвинутый тезис. И та и другая обязанность, т. е. обязанность собирания, проверки и оценки доказательств и обоснования итоговых решений (в обвинительном акте, обвинительном заключении), возложена на субъектов этой группы.

Особое положение в данной группе субъектов доказывания занимает прокурор, поддерживающий обвинение в суде: он несет обязанность доказывания лишь в смысле обоснования своих утверждений о виновности обвиняемого.

К субъектам доказывания следует отнести и суд. В состязательном процессе активность в исследовании доказательств в судебном разбирательстве принадлежит сторонам, которые попеременно представляют доказательства суду (ст. 274 УПК). Но и суд нельзя считать пассивным арбитром: У П К предоставляет суду право собирать доказательства (ч. 1 ст.

86), возлагает на суд обязанность непосредственно их исследовать (ст. 240), предусматривает производство по инициативе суда ряда следственных действий (ст. 275, 278, 282, 283, 287—290). Кроме того, именно на суд возложена обязанность обосновать в приговоре свои выводы (ст. 305, 307 УПК).

Все это говорит о том, что суд осуществляет доказывание, понимаемое как в широком, так и в узком смысле.

Обязанность доказывания, возложенная на названных субъектов доказывания, имеет правовой характер. Это значит, что за невыполнение обязанности к ним могут быть применены правовосстановительные процессуальные санкции.

Такими санкциями могут стать отмена как незаконного и необоснованного постановления дознавателя или следователя, возвращение им прокурором дела на дополнительное расследование, отмена приговора суда ввиду его необоснованности и т. п.

Своеобразной процессуальной санкцией является признание прокурором или судом недопустимым доказательства, полученного органом расследования.

Другую группу субъектов доказывания образуют: а) обвиняемый, б) подозреваемый, в) защитник, г) потерпевший, д) гражданский истец, е) гражданский ответчик, ж) их представители.

Все эти лица не несут обязанности доказывания, не располагают властными полномочиями, не применяют норм права, но наделяются широкими правами по участию в доказывании.

Некоторые авторы ранее считали, что и защитник несет обязанность доказывания, ссылаясь на ст. 51 УПК РСФСР, в которой говорилось, что защитник обязан использовать все указанные в законе средства для оправдания обвиняемого или смягчения его положения. Но и в условиях действия УПК, который подобную норму не воспроизвел, такая позиция иногда находит поддержку.

При этом ссылаются на то, что при освобождении защитника от обязанности доказывания будет затруднено успешное осуществление им своей функции. Согласиться с этим нельзя: возложение на защитника подобной обязанности противоречило бы презумпции невиновности.

Кроме того, УПК не предусматривает возможности применить к недобросовестному защитнику процессуальные санкции. За ненадлежащее выполнение своей профессиональной (а не процессуальной) обязанности перед подзащитным защитник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности органами адвокатского сообщества. Но это не процессуальная санкция.

Защитник не обязан, а призван отстаивать в уголовном судопроизводстве интересы подзащитных. Это его профессиональный долг.

Следует подчеркнуть, что и Конституция РФ (ст. 49), и уголовнопроцессуальный закон (ст.

14 УПК) с полной определенностью освобождают обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность, ибо и без этого он в соответствии с презумпцией невиновности считается невиновным, пока его виновность не установил суд.

Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК).

С презумпцией невиновности связан и ряд имеющих отношение к доказыванию привилегий, предоставленных законом обвиняемому: а) все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК, толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 УПК); б) недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности (п. 2 ч. 2, ч. 3 ст. 302 УПК); в) непредставление обвиняемым доказательств своей невиновности не является доказательством его вины.

Источник: //studref.com/363638/pravo/subekty_dokazyvaniya_obyazannost_dokazyvaniya

Курс уголовного процесса

Кто субъект доказывания и на ком лежит обязанность доказывания по делу о подделке денег?

Все участники уголовного процесса принимают то или иное участие в доказывании, но характер и формы этой деятельности различны. Поэтому не всех участников уголовного процесса можно отнести к субъектам доказывания. Скажем, свидетель, безусловно, участвует в доказывании, когда дает показания, но к субъектам доказывания он не относится.

Поскольку, как было показано выше, доказывание состоит из собирания, проверки (исследования) и оценки доказательств (доказывание = собирание + проверка (исследование) – оценка доказательств), будучи при этом делимым, то понятие субъекта доказывания определяется по следующей формуле: субъект доказывания = субъект собирания доказательств + субъект проверки доказательств + субъект оценки доказательств. Иначе говоря, для того чтобы считаться субъектом доказывания, необходимо иметь право осуществлять по крайней мере один из элементов доказывания, хотя в большинстве случаев субъекты доказывания осуществляют все три входящих в доказывание элемента в их совокупности.

Кто вправе собирать доказательства, т.е. совершать следственные действия, принимать решения о приобщении материалов, представленных сторонами, и направлять запросы об истребовании документов? Кто вправе проверять доказательства способами, установленными в ст.

87 УПК РФ, а также исследовать в ходе судебного разбирательства доказательства, собранные в ходе предварительного расследования, принимая решения об оглашении протоколов, показаний и т.п.

? Кто вправе осуществлять юридически значимую оценку доказательств, принимая на ее основе процессуальные решения и отражая результаты этой оценки в их мотивировочной части. Ответ на данные вопросы затруднений не вызывает: во всех случаях речь идет о лицах, ведущих производство по уголовному делу, т.е.

дознавателе, следователе и суде. Они, безусловно, являются субъектами доказывания, поскольку осуществляют собирание, проверку и оценку доказательств, причем обязаны это делать всесторонне, полно и объективно.

Несколько сложнее ответить на вопрос о том, относится ли по действующему законодательству к субъектам доказывания прокурор. В момент принятия УПК РФ прокурор занимал основное положение на предварительном расследовании.

Он не только надзирал за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, в частности давал согласие на возбуждение уголовного дела дознавателю и следователю, но и имел право самостоятельно возбудить уголовное дело, а также, что для нас здесь самое важное, самостоятельно собирать доказательства по любому уголовному делу путем производства отдельных следственных действий или принятия к своему производству дела в полном объеме. Иначе говоря, прокурор относился к числу полноценных субъектов доказывания (ч. 1 ст. 86, ст. 87 УПК РФ и др.). Однако Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ изменил процессуальное положение прокурора на предварительном расследовании. Он был лишен не только права давать согласие дознавателю или следователю на возбуждение уголовного дела, а также самостоятельно возбуждать уголовное дело и принимать его к своему производству, но и лично проводить следственные и иные процессуальные действия. Тем самым прокурор ныне лишен полномочий самостоятельно собирать доказательства. При этом прокурор по-прежнему утверждает обвинительное заключение и принимает иные процессуальные решения, требующие официальной оценки доказательств, т.е. он продолжает оставаться субъектом оценки доказательств. Таким образом, прокурора можно считать субъектом доказывания лишь в части оценки доказательств, а также тех форм проверки доказательств, которые примыкают к их оценке (сопоставление с другими доказательствами, установление источников и т.п.), но не в части собирания доказательств.

Примерно та же самая логика действует в отношении руководителя следственного органа и начальника подразделения дознания.

Осуществляя ведомственный процессуальный контроль за следователем и дознавателем, они принимают юридически значимые решения (об отмене незаконных постановлений, о даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства о мере пресечения и др.

), для чего обязаны производить официальную оценку доказательств. Однако самостоятельно собирать доказательства они не вправе. Если же руководитель следственного органа и начальник подразделения дознания полностью принимают уголовное дело к своему производству (ч. 2 ст. 39 и ч.

2 ст. 401 УПК РФ), то в процессуальном смысле становятся соответственно следователем и дознавателем, переставая быть для данного уголовного дела «руководителем» и «начальником».

В рамках существующей в российском уголовном процессе конструкции доказывания, характерной для всех континентальных правопорядков, ни обвиняемый (подозреваемый), ни потерпевший, ни иные частные лица, а также те участники уголовного судопроизводства, которые оказывают им профессиональную юридическую помощь, к числу субъектов доказывания не относятся.

Это в полной мере касается и защитника. Вопреки утверждениям, содержащимся в ч. 3 ст.

86 УПК РФ («защитник вправе собирать доказательства»), защитник, как и другие упомянутые выше участники уголовного судопроизводства, не вправе производить следственные действия, решать вопрос о приобщении различных материалов к уголовному делу в качестве доказательств, принимать юридически значимые решения (в том числе по существу уголовного дела), требующие официальной и мотивированной оценки доказательств, и т.д. Тем самым он не собирает, не проверяет и не оценивает доказательства в процессуальном смысле. Иначе говоря, защитник не наделен властными полномочиями, без чего доказывание в уголовном процессе невозможно. Защитник наряду с обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим и др. лишь собирает и представляет «письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств» (ч. 2 ст. 86 УПК РФ), для чего обращается с ходатайством к лицу, ведущему производство по делу, который и принимает соответствующее решение. Можно говорить об участии защитника (как и обвиняемого, потерпевшего, представителя последнего и др.) в доказывании по уголовному делу, но не о том, что он является субъектом доказывания. Указанный подход связан еще и с тем, что российский уголовный процесс, как и остальные континентальные уголовно-процессуальные системы (французская, германская, швейцарская и др.), отвергает так называемое «параллельное расследование защиты», которое пытаются развивать представители англосаксонской уголовно-процессуальной семьи1Впрочем, и там оно в большей степени является мифом, поскольку, как уже отмечалось, защита ни в одной стране не вправе ограничивать конституционные права личности и применять различные меры процессуального принуждения (это прерогатива публичных властей), без чего ни о каком эффективном расследовании в современных условиях говорить не приходится..

К вопросу о субъектах доказывания тесно примыкает проблема так называемого бремени доказывания (onus probandi). На ком лежит бремя доказывания? Иначе говоря, кто обязан доказать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания?

Хрестоматийная уголовно-процессуальная формула, отраженная в ч. 2 ст. 14 УПК РФ, гласит, что «бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения». В то же время данная формула при всей своей уголовно-процессуальной очевидности нуждается в определенных уточнениях.

Она безоговорочно верна только применительно к тем правопорядкам, которые полностью отрицают принцип объективной (материальной) истины вместе с активной ролью суда в доказывании по уголовным делам и причисляют органы расследования исключительно к стороне обвинения, не возлагая на них обязанности всестороннего, полного и объективного расследования обстоятельств уголовного дела. Понятно, что речь идет об англосаксонских уголовно-процессуальных системах (Англия, США и др.). Здесь бремя доказывания действительно лежит по общему правилу на обвинении, хотя логика чистой состязательности неизбежно приводит к тому, что в некоторых случаях бремя доказывания переходит на защиту по принципу reus in excepiendo fit actor (лат. при выдвижении возражений ответчик становится истцом), характерному для гражданского процесса.

Применительно к континентальным уголовно-процессуальным системам приведенную формулу следует понимать иначе: здесь бремя доказывания лежит на государственных органах, осуществляющих производство по уголовному делу, т.е.

на дознавателе, следователе, прокуроре и суде, которые обязаны во всех случаях собирать, проверять и оценивать доказательства всесторонне, полно и объективно.

Понятно, что такой подход обусловлен приверженностью принципу материальной (объективной) истины, активной ролью в доказывании суда и отказом рассматривать органы следствия, дознания и прокурора в качестве лишь «стороны», действующей исключительно в интересах обвинения.

Российский уголовный процесс, невзирая на давно ведущуюся теоретическую полемику вокруг принципа объективной (материальной) истины, придерживается континентального подхода, поэтому возлагает обязанность доказать обстоятельства, входящие в предмет доказывания, т.е. бремя доказывания, на дознавателя, следователя, прокурора и суд (ст. 85, 86 и др. УПК РФ).

В то же время бремя доказывания ни при каких обстоятельствах не может быть переложено на сторону защиты. Это важнейшее положение закреплено в ч. 2 ст. 14 УПК РФ, которая гласит, что «подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность».

Строго говоря, следующий за этими словами тезис о том, что «бремя доказывания лежит на обвинении» следует понимать в рамках российского уголовного процесса не в плане утверждения (дескать, бремя доказывания лежит на некоей «стороне» обвинения), а в плане отрицания: бремя доказывания может лежать на любых государственных органах, включая суд, но только не на стороне защиты. Следует также обратить внимание на то, что в отличие от многих западных уголовно-процессуальных систем в России запрет перелагать бремя доказывания на сторону защиты является абсолютным и не знающим никаких (даже локальных) исключений.

Источник: //isfic.info/ugpro/prockurs82.htm

WikiRussJurist.Ru